. Повесть о трех королях-волхвах

Электронная версия "Повести о трех королях-волхвах" и "Жития Алексея человека Божия" 15 века

Публикуется по изд.: Перетц В.Н. Повесть о трех королях-волхвах в западно-русском списке XV века. // Памятники древней письменности и искусства. Вып.150. СПб., 1903.

Эл. версия сделана по экз. Национальной библиотеки Республики Беларусь аб-05/1133 (заказ по периодике 05к). Экземпляр неотреставрированный. Без обложки, без переплета. Разрозненные тетради скреплены веревкой. Стр. I-V; 1-111. Штампы: 1) "Государственный книжный фонд 2306"; 2) "Дзяржаўная бібліятэка БССР імя Леніна" (нрзб., большой штамп). Сам текст в хорошей сохранности, практически без пометок. К работе Перетца в экз. НБРБ присоединен фрагмент другого издания: Сперанский М.Н. Из истории отреченных книг. IV. Аристотелевы врата или Тайная тайных. // ПДПИ. Вып. 171. СПб., 1908. С.33-160. - На этом фрагменте малые штампы: "Дзяржаўная бібліятэка імя Леніна 05".

В НБРБ есть отреставрированный экз. - 05/11519 (инв. номер 1953 г.). Штамп: № 9198.

Из-за того, что в тексте имеются надстрочные значки, к тому же, довольно плохо пропечатанные, страницы отсканированы с разрешением 500 dpi. Размер файлов - в среднем 170-180 кб. Нумерация файлов соответствует нумерации страниц.

Оригинал - рукописный сборник Императорской публичной библиотеки в Санкт-Петербурге Q.I. №391. [По системе, принятой в Имп. публ. библ. в 19 веке, сигнатура означает: Q - quarto (формат), I - раздел "теология" (например, II - "юриспруденция" и т.д.)]. Входящие в него произведения издавались и исследовались в публикуемой работе В.Н.Перетца, а также в важнейших публикациях:

  • Владимиров П. Житие св. Алексея человека Божия в западнорусском списке конца XVII [sic!] века // Журнал Министерства народного просвещения. 1887, октябрь /10/. - Издан текст: лл.97-99 об. /с разночтениями по латинскому, чешскому и польским текстам/. Определен источник и его литературная судьба. Характеристика языка.
  • Карский Е.Ф. Западнорусский сборник XV-го века, принадлежащий Императорской публичной библиотеке, Q.I. № 391. Палеографические особенности, состав и язык рукописи. СПб., 1897. || В НБРБ: Ба832. - Оттиск из Известий отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук, т.II (1897 г.), кн. 4-й, стр.964-1036. /То же: Сборник ОРЯС, т.65/. Эл. версия по ИОРЯС в Фундаментальной электронной библиотеке "Русская литература и фольклор": . - Изданы фрагменты старобел. текста повести о волхвах: л.38 и далее, л.79 об., л.97 /с вариантами по Моск. Синод. № 331/ и ее польского аналога. Палеограф. описание. Попытка определить источники повестей. Подробный анализ языка. Словарик полонизмов.
  • Тупиков Н.М. Страсти Христовы в западно-русском списке XV века // Памятники древней письменности и искусства. Вып. 140. СПб., 1901. (Посмертная публ., предисл. А.И.Соболевского). - Издан текст: лл. 1-38 (с вариантами по Моск. Синод. №203). Охарактеризованы списки "Страстей Христовых". Приложен фототипический снимок одной страницы рукописи.

Во всех изданиях, в том числе у В.Н.Перетца, как я уже сказал, за основу взят сборник Имп. публ. библ. из собрания Залусского, Q.I.391 - В.Н.Перетц считал его старейшим. Этот сборник, стало быть, находился первоначально в Варшаве в библиотеке Иосифа Залусского. После 1794 года - отправлен в Санкт-Петербург, в Имп. публ. библиотеку. М.С.Грушевский в "Истории украинской литературы", т.5, кн.1 (Киев, 1926. ) сообщил, что этот сборник, вероятно, в начале 1920-х годов был возвращен в Варшаву. А.Г.Бобров в 1987 году, напротив, упоминает о рукописи как находящейся в Государственной публичной библиотеке в Ленинграде.

[Дополн. 04.06.04. В каталоге рукописей собрания Залусского, которые были возвращены из СССР в Польшу в 1923-1934 годах, эта рукопись не указана. В любом случае, в сводном перечне почти 14 тыс. возвращенных томов не было указано ни одного написанного кириллицей или "русского". См.: Biblioteka Narodowa. Katalog rkopisow. Seria II. Tom II. Sygn. 3006-3300. Rkopisy z biblioteki Zauskich i innych zbiorw polskich zwrcone z Leningradu w latach 1923-1934. / Oprac. Bogumi St. Kup, Krystyna Muszyska. Warszawa, 1980. S.7-8, 563-583.]

Палеографическое описание сделал Е.Ф.Карский. Формат 40 малый. Бумага тряпичная. 99 листов. Заглавного нет. Переплет старинный кожаный, с досками, но более поздний, чем написание рукописи. Приписки о владельце или времени написания вырезаны или выскоблены (Карский, с.2). Филигрань немецкая 15 века (то же: П.В.Владимиров, с.255): бычья голова с возвышающейся звездой, над которой виден крест (П.В.Владимиров: "крест между рогами"). Орфография и начертание букв также, по мнению Карского, не препятствуют датировке 15 века. Писана "западнорусским полууставом, переходящим в скоропись" (В.Н.Перетц, с.I). В оформлении использована киноварь - например, в названиях народов.

Состав сборника: 1) Повесть о страстях Христовых, лл.1-38. При начале повести заметки (указал Е.Ф.Карский, с.5): Nisi fallor Armenice и другой рукой: Passio Christi versa ex Latino in Dialectum Ruthenum in Polonia usitatam; 2) Повесть о трех королях-волхвах, лл.38-96 об.; 3) Житие Алексея человека Божия, лл.97-99 об.

Язык всех повестей - старобелорусский с примесью полонизмов, которые впрочем уже в 16 веке приобретут характер нормы: розмаитый, цнота и т.д. Практически свободен от церковнославянизмов.

Вслед за Брюкнером Карский соглашается, что повесть о страстях Христовых составлена на основе различных канонических и апокрифических источников, в том числе Никодимова евангелия (но не его одного). Какая-либо из латинских повестей была переведена на польский, а затем на старобелорусский (с.20-21). В то же время Карский отрицает, что белорусский вариант имеет сходство с рукописью 1544 года Имп. публ. библ. в Санкт-Петербурге, F.I. №16, и с рукописью начала 16 века Варшавского университета, 1.6.2, и с польским стародруком: ywot wssechmocnego syna Boego... Krakw, 1522 (с.25). Сличил также с украинской рукописью "Страстей Христовых" 17 века, принадлежавшей профессору Варшавского университета А.И.Смирнову - в рукописи, к слову, явственные украинские языковые черты: "вєлыкою" и т.д. Результат также отрицательный (с.26-27). Вывод: это особая повесть с польского языка на основании нескольких латинских источников (с.28). В "Белорусах" (Т. III. Очерки словесности белорусского племени. 2. Старая западно-русская письменность. Пг., 1921.) академик повторяет, что повесть может представлять собой "западнорусскую переделку какого-либо "Passio Christi", поскольку повести о страстях Христовых были в разных редакциях значительно распространены в Западной и Южной Руси в 16-17 веках.

Другой список - сборник Московской Синодальной библиотеки (затем Государственный исторический музей, Синод. собр., № 203 по описи Горского и Невоструева, или №367 по старому каталогу). Здесь повесть имеет заголовок: "О умучении пана нашего Есус Криста". Н.М.Тупиков и А.И.Соболевский называют еще один список конца 17 века, "северно-русской скорописи" - в сборнике библиотеки графов Уваровых. Также они указали на 5 сборников, где размещены отрывки из старобелорусского варианта повести (с.II). В ближайшее время, надеюсь, удастся сделать электронную версию "Страстей Христовых" по изд. Н.М.Тупикова вместе с предисловием.

Одним из источников повести о трех королях еще Е.Ф.Карский назвал латинское произведение 14 века "Liber de gestis ac trina beatissimorum trium regum translatione". Его автор - кармелит Иоанн Хильдесхаймский (Johannes von Hildesheim, или de Hildesheim). Известны печатные издания повести: Johannes de Hildesheim: De gestis et translatione trium regum. - Notula Alberti Magni de festo die Epiphaniae. - Sermones duo beati Augustini de epiphania domini. [Koln:] Johann Guldenschaff, 1477 (Каталог В.Мадсена, № 2290. ); инкунабул Лейпцигской библиотеки: Liber de gestis et translatione trium regum. [Cologne]: Johann Guldenschaff, 1486 и др. Иллюстрации из немецкоязычного Страсбургского издания 1479 г. можно увидеть на сервере Баварской гос. библиотеки - .

Иоанн Хильдесхаймский ( 1310/20 - 05.05.1375) был доктором теологии и профессором в Авиньоне. В 1358 году стал библикусом - т.е. преподавателем теологии, имеющим право толковать Священное Писание - в Парижском университете. В 1361-1364 гг. - приор монастыря в Касселе. С 1369 года - настоятель монастыря в Мариенау. "Повесть о трех королях" он написал по поручению Флоренция фон Вефелингхофена (Florentius von Wevelinghoven) - с 1364 года епископа Мюнстерского. Произведение было, вероятно, приурочено к 200-летней годовщине перенесения в Кельн мощей трех королей (1164 г.).

К сожалению, до сих пор, видимо, нет адекватного перевода повести с латинского первоисточника на современные русский или белорусский языки. Имеется издание: Иоанн Хильдесхаймский. Легенда о трех святых царях. / Пер. с немецкого Александра Ярина. М., 1998. Но оно базируется на немецком издании Густава Шваба (Штуттгарт, 1822). Поэт-романтик Г.Шваб перевел повесть на тогдашний немецкий по рукописи на древненижненемецком из Гейдельбергской библиотеки. При этом он объединил некоторые главы и даже, судя по процитированному Вильгельмом Ратом фрагменту из переписки немецкого поэта, переставлял местами фрагменты текста, что, конечно же, прибавило повести художественных достоинств, но лишило текст в обработке Г.Шваба историко-текстологической ценности. В последние годы повесть пользуется большой популярностью среди верующих в т.н. новую хронологию. На полном серьезе как первоисточник анализируется русский перевод именно обработки Г.Шваба. См. статью Я.Кеслера

В библиотеках Западной Европы немало манускриптов с текстом повести. Например, в Геттингенской Staats- und Universitatsbibliothek по каталогу И.Фишера (1968) упоминаются две рукописи Сod. hist. 823 и Cod. theol. 200, в которых содержится произведение И.Хильдесхаймского. В Гессенской Universitatsbibliothek по каталогу В.Г.Байерера (1980) значится рукопись Hs. 992. Описание см. на сервере Марбургского университета .

Один из латинских списков 15 века хранится в Кельнской Dombibliothek, Codex 169, Darmst. 2152, где занимает лл.1-61. Электронная версия рукописи доступна через Интернет на сервере "CEEC - Codices Electronici Ecclesiae Coloniensis" - . Всего в рукописи 91 лист, включая пустые: подробное описание см. на сервере. К слову, в рукописи, которую нашел в 1819 году в Иенской библиотеке И.В.Гете, было лишь 84 листа (Рат В. Предисловие. // Иоанн Хильдесхаймский. Легенда о трех святых царях. М., 1998. С.9). Помимо повести о волхвах в Кельнском кодексе еще два произведения - Генриха фон Лангенштайна (лл.62r-66r) и Альфонса Бонигомина (72r-88r).

На лл.1r-3v описано содержание всех 46 глав. Этого нет в сборнике Q.I.391. В Моск. Синод. № 331 глав столько же, сколько в латинском оригинале - 46 (Карский, с.8). Но в Q.I.391 нумерация глав нарушена. Во-первых первая глава латинского оригинала идет в нашей рукописи без номера, как своеобразное вступление. Следовательно вторая глава рукописи Darmst. 2152 в рукописи Q.I.391 пронумерована как первая. Дальше опять сбивка: две главы пронумерованы как 30. Вслед за 43 сразу идет 45-я (переводчик, видимо, сосчитал количество предыдущих глав и увидел, что их 44 без ненум. вступления). Всего в рукописи 49 пронумерованных глав, а если считать ненум. "вступление" - то 50 глав. Откуда взялись "лишние" главы, может показать только подробное сличение латинского и старобелорусского текстов. Ограничусь только одним замечанием.

49-я глава Q.I.391, начинающаяся словами "От Гелены криж", соответствует 46-й главе Кельнского кодекса, начинающейся словам "Ab Helena crux". Здесь в латинском тексте без разбивки на строки идет рифмованное стихотворение (л. 60v):

В белорусском тексте (с.106) первоначально идет прозаический текст, а затем мы видим замечательную попытку нашего переводчика 15 века передать ритмику и даже рифмовку латинского оригинала (курсивом я выделил рифмы):

Это самая ранняя в восточнославянской (кириллической) литературе попытка рифмованной поэтической речи, по крайней мере на 20 лет опережающая поэтические опыты Франциска Скорины (а именно четверостишие из книги "Иов", Прага, 1517).

Описание списков повести о волхвах, находившихся в двух сборниках Моск. Синод. библиотеки, см. в предисловии В.Н.Перетца. Е.Ф.Карский (с.8-9) приводит дополнительно сведения о составе Моск. Синод. №331 (по описи Горского и Невоструева, по старому каталогу №558), точнее о его статьях, имеющих отношение к Беларуси. Л.5 об. - "Всмъ православным хрстианомъ исповедание по вся дни мают вси мовить за иереом служителем цркви божией моцно"; л.6 - "Поучение всем православным хрстианом дшеполезно и страху полъно", в нем автор старается отвратить православных от перехода в унию "на латынская зловещаниа и их неполезное учение". Л.39 - "Песнь песней" - в переводе, по мнению Карского, близком скорининскому, но не тождественному с ним; л.55 об. - "Как ся мша чтеть римским обычаем матце бжией" - латинская литургия в честь Богородицы на старобелорусском языке. Л.59 - перевод латинских молитв "Pater noster" и "Ave Maria", а также их транскрипция кириллическими буквами.

Повесть была переведена в католической среде. М.С.Грушевский насчитал, по меньшей мере, три фрагмента, которые "были уместны в устах латинника, но мало подходили православному". Это описание назаретской каплицы (с.66), высказывание про православного патриарха (с.71) и, наконец, характеристика православного духовенства (с.77). Он же, вслед за Карским, допускает, что повесть о трех королях могла быть переведена непосредственно с латинского оригинала, либо же с несохранившегося польского перевода 15 века. Действительно была известна одна польская рукопись 1544 года Имп. публ. библ. в Санкт-Петербурге, F.I.№16, где есть польский перевод повести. Е.Ф.Карский опубликовал на стр.29-30 фрагменты: лл.153-155. Сравнение показывает, что белорусский список не мог быть создан на основе этого польского списка, поскольку наш во многом полнее. Например, начало повести: бел. "Коли ж превелебных трох чорнокнижников и певно правдивых трох королев..." - польск. "Gdys nawyelenyeyssych trzech krolow..."; бел. "Своими дары и оферами тыи то три королеве..." - польск. "Ych dary prawimy a dostoynymy..."; бел. "Своими реликвиями хвалебными и дивы с телом оуже розделены боудоуче розмаите окрасили" - польск. "Ych reliqviamy wielebnymy y snamyony rosmagiczie okrassyly a oslobyly [sic! - osdobyly?]" Судя по опубликованным фрагментам в польском тексте нет разделения на главы, по крайней мере, между 1 и 2. Также нет главы с описанием нравов и обычаев разных народов (Карский, с.31). Е.Ф.Карский, впрочем, утверждает, что даже, если текст непосредственно переведен с латыни, то переводчик, судя по полонизмам, хорошо знал польский язык. Это подтверждается и таким наблюдением. Одной из интересных языковых особенностей рукописи является неоднократное употребление слова "шляхтиц". Дело в том, что старобелорусскому языку на протяжении 15-17 веков была свойственна исключительно форма "шляхтич" - см., например, Статут ВКЛ 1588 года, где это слово употребляется чрезвычайно часто. Форма "шляхціц" закрепилась в разговорном и литературном белорусском языке лишь в 19-20 веках под влиянием польского. Зато в Польше употребление суффикса "-иц" и вообще неразличение "ч" и "ц" - характерная особенность разговорной речи в Мазовии, Малой Польше и части Силезии; в этой области находится и Краков (см. Брага С. Уплывы нашае мовы на польскую // Спадчына. 2002, № 2-3. С.9). Следовательно, можно предположить, что либо переводчик повести был выходцем из этнических польских земель, либо перевод /пересказ/ повести с латыни был осуществлен в польской языковой среде. Обращает на себя внимание также внимательный, вдумчивый подбор произведений - все они религиозно-моралистического характера, при этом как бы дополняют друг друга: достаточно суровые "Страсти Христовы" сменяются познавательно-занимательной повестью о трех королях, а затем - прямым указанием на духовное предназначение человека в повести об Алексее человеке Божьем. Тексты именно подбирались: повесть об Алексее написана тем же почерком, что и предыдущие тексты, но позднее (Перетц, с.IV). Суммируя эти наблюдения, можно высказать гипотезу, что рукопись Q.I.391 была создана во второй половине 15 века католиком - уроженцем белорусских земель, либо по его заказу, - человеком, значительную часть времени проводившим в Польше, скажем, по торговым делам, либо на службе при дворе короля или кого-то из светских и духовных вельмож.

Утверждение Е.Ф.Карского о том, что рукопись возникла в "в Угорской Руси или поблизости" (с.32-33), поскольку в тексте упомянуты "золотые оугорские", видимо, неубедительно. Золотые венгерские дукаты с последней четверти 15 века систематически упоминаются в письменных источниках ВКЛ, в том числе, в материале, имеющем непосредственное отношение к белорусским землям. Например в грамоте великого князя литовского Казимира за 1486 год речь идет о сдаче в аренду торговых пошлин в Гродно за ежегодную плату в 140 "золотых вгорских" (Рябцевич В.Н. Нумизматика Беларуси. Мн., 1995. С. 152-153). Это говорит о том, что "золотые оугорские" были хорошо известны на белорусских землях, а не только в "Угорской Руси".

В заключение попробую ответить на вопрос: в какой связи находятся повесть о трех королях и гораздо более позднее произведение - "Перегринация" Николая Крыштофа Радзивилла-Сиротки? Несвижский путешественник, выпускник Лейпцигского университета, один из пионеров египтологии, отправившийся наведать святые места в 1582 году, несомненно, не мог не знать такое известное в Европе, неоднократно переиздававшееся произведение, как повесть Иоанна Хильдесхаймского. Однако, сравнивая белорусский текст повести и "Перегринацию", можно убедиться, что текстовых совпадений практически нет. Сиротка рассказывает про колодец трех королей (Кніга жыцій і хаджэнняў. Мн., 1994. С.248) - никаких подробностей из повести не упоминает. Церковь в Вифлееме Сиротка также описывает сугубо по-своему - как очевидец (с. 249-250). Упоминает библейские места, связанные с тремя королями (с. 251), но вновь без ссылок на повесть и без заимствований оттуда. В повести подробно рассказывается о том, как Богородица пряталась в пещере с Иисусом, при этом капля ее молока упала на камень, и камень побелел etc. (с.38-39). Сиротка более лаконичен: "Взяв оттуда земли и тем женщинам, у которых молоко исчезло, с питьем дав, с достатком то молоко вернуть можно" (с.253). Этого утверждения в повести нет. Описывая Мертвое море, Сиротка ссылается на "некоторых авторов", которые утверждают, что Содом, Гоморра и др. города не были сожжены огнем, а провалились (с. 261) В повести этого факта нет (с.89). Ссылаясь на Иосифа Флавия, а именно на кн. 5 "Иудейской войны", Сиротка описывает яблоки, которые красивые с виду, но внутри будто бы у них пепел, но тут же признает, что лично сам их не видел (с.262). О тех же яблоках, но без ссылки на Флавия и без комментария, говорится в повести: "Суть оуноутрь порох да попел шкарядным велми смородом наполнене" (с.89). Таким образом, Николай Крыштоф Радзивилл-Сиротка как автор "Перегринации" (напомню, произведение написано в виде писем от первого лица, "интерпретированных", как указано в брюнсбергском издании 1601 года, Thoma Treter-ом) стремился писать только о том, что видел и испытал лично сам или что слышал от очевидцев. Он ссылается на источники информации, при этом критично подходит к мнениям даже авторитетных авторов, таких как Флавий. Сравнивает мнения разных авторов, например, по поводу Содома и Гоморры, сличает увиденное с евангельскими текстами. Методика сбора информации и изложения у Сиротки близка к научной. Поэтому, притом, конечно, что как человек своего времени (и католик-неофит) Сиротка не подвергает никакому сомнению факты, изложенные в Библии, "Перегринацию" как страноведческое сочинение следует признать значительным шагом вперед по сравнению со средневековой повестью И.Хильдесхаймского. При этом сопоставление двух текстов показывает, что кельнский монах (или его источник информации) также мог быть очевидцем многого из того, что описывал - это касается библейских мест, природы и реалий Ближнего Востока, хотя в биографии И.Хильдесхаймского нет указания, что он бывал в Святых местах.

П.В.Владимиров дал исчерпывающее исследование этого текста. Источником белорусской версии является латинская "Legenda Aurea", созданная архиепископом Генуи Джакопо де Вораджине (Iacobus de Voragine; ок. 1230 - ок. 1298) и находившаяся в сборнике 13 века (Владимиров, с.251). В европейских литературах сюжет был очень распространен. Есть чешское стихотворное переложение "Legenda Aurea" 13 века, рукописное прозаическое 14 века. Выходили печатные издания в 15 веке. В Польше известно стихотворное изложение в рукописи 1454 года; по мнению П.В.Владимирова существовали и "древние польские переводы" (с.252). Известен польский стародрук: Ziwot blogoslawenego Alexego... W Krakowe, 1529. В Беларуси сюжет об Алексее встречается в народной духовной поэзии и зафиксирован фольклористами 19 - нач.20 веков. П.В.Владимиров при публикации сравнил и дал разночтения с латинским и чешским текстами, польским изданием "Римских деяний" ("Przykladny Zywot s. Alexego abysmy roskoszy tego swiata vzgardzali "). Текст белорусской версии "вполне следует редакции жития св. Алексея по "Legenda Aurea" (с.252). По мнению П.В.Владимирова, перевод мог быть сделан с чешского перевода, а не с латыни; впрочем такой чешский перевод неизвестен. Свой вывод о чешском источнике профессор затем однозначно повторил: Владимиров П.В. Обзор южно-русских и западно-русских памятников письменности от XI до XVII ст. Киев, 1890. С.5. - "Оттиск из 4-й кн. Чтений в Историческом обществе Нестора-летописца". М.С.Грушевский также отмечает, что судя по большому числу чешских выражений, перевод мог быть сделан не непосредственно с латинского оригинала, а с неизвестного чешского перевода. Он же замечает, что вариант повести об Алексее по Моск. Синод. №331 кое в чем отличается от варианта в Q.I.391.

Латинский оригинал жития св. Алексея из "Legenda Aurea" можно прочитать на сервере IntraText - . Имеется также текст на сервере "The latin library" - .

На сервере "Научная сеть" размещена содержательная информационно-библиографическая - электронная перепечатка из изд.: Словарь книжников и книжности Древней Руси. XI - первая половина XIV в. Л., 1987. С. 129-131.


Источник
Самые популярные на нашем сайте

Знак зодиака Водолей Знак зодиака Водолей

Одиннадцатый знак зодиака - Водолей. Это символ новых начинаний и открывающихся перспектив, символ будущего. Водолеи идеалисты и гуманитарии.

Фотографии – это пропуск в другой мир, предсказывающий будущее Фотографии – это пропуск в другой мир, предсказывающий будущее

Фотоаппаратам и видеокамерам часто удается поймать то, что не удается увидеть человеку невооруженным глазом. В частности, речь идет о фотографиях так называемой параллельной реальности: НЛО, привидений и различных энергетических субстанций.

ЛЕГКИЕ ОРИГАМИ ЛЕГКИЕ ОРИГАМИ

Мир оригами отличается необычайной широтой и разнообразностью. Из одного листа бумаги мы можем сделать легкие оригами в классической технике,а из отдельных треугольных модулей сконструировать сложные объемные поделки.

Советуем